ПїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ скачать бесплатно mp3

Ожидание подтверждения собственных иллюзий. И вот он появился. Вихрь эмоций, душа поет. Нет ничего сладостнее звучания струн собственной души, когда любимый их перебирает. Они звучат, и, кажется, поет весь мир. Картина счастливой жизни все дальше от реальности. В любимом появляется то, чего никогда не должно быть, потому что она это уже когда-то видела детскими глазами через линзу страха и боли. Не только она одна. Непьющий вдруг оказывается скрытым алкоголиком, заботливый — тираном. Гармония пропадает, появляется фальшь. Звуки, как на расстроенном инструменте - все больше страх, боль Ее и не было, была нужда. Так больной, вероятно, счастлив, когда получил драгоценное лекарство. Какое-то время оно действует, но это больше похоже на плацебо. Нельзя заполнить внутреннюю пустоту извне, это не сообщающиеся сосуды.

В них встроен механизм, который называется душевная работа. Он запускается внутренними усилиями. Как возможно то, чего всеми силами стремишься избежать? Парадокс, именно сильное стремление притягивает. Человек ищет в партнере лекарство от собственной боли. Он заполнен отношениями, потому что сам наполовину пуст. Любовь с надрывом, когда весь мир в одном человеке, это надежда - нужда. Любимый как лекарство от пустоты. Чтобы нормально функционировать, необходим Другой. Мы так устроены, что организм бессознательно пытается переработать полученные когда-то травмы. Это можно сделать, снова пройдя через боль, справившись с ней, победив в себе то, с чем когда-то не справился. Хочется вырвать занозу, но она глубоко. В этой неосознаваемой борьбе мы притягиваем то, что уже было. Переработать - это значит эмоционально закрыть для себя то, что не было завершено, а лишь задвинуто на задворки сознания в целях безопасности для собственной психики, закрыть гештальт. Прививка, по сути, представляет собой безопасное заражение, когда ресурса много больше.

И он поклялся никогда больше не давать обещаний ни одной женщине. Даже такой… С огромными зелеными глазами и сладкими губами. Которая верила, что все сказки заканчиваются прекрасным свадебным пиром. Даже больше, чем ты думаешь. Он вошел внутрь, а Лорен включила свет. Трэвис не мог поверить своим глазам, когда они привыкли к яркому свету. Изменения были просто поразительными. Для женщины, которая не собиралась надолго обосновываться здесь, Лорен несомненно приложила немало усилий для того, чтобы привести в порядок это спартанское жилище. Мягкие голубые подушки на белой плетеной мебели приглашали его присесть и вытянуть ноги. На отполированном до блеска деревянном полу были расстелены несколько ковров ручной работы, выполненные в индейском стиле.

Подобранные им в тон занавески колыхались на ночном ветру, а букет из подсолнухов добавлял яркое пятно к старым стенам. Множество хрупких безделушек, словно только что сошедших со страниц журнала, указывали на мечтательный характер своей владелицы. Передвижная перегородка значительно расширила рабочее пространство кухни. Красота и практичность царили во всех этих милых деталях. Лорен улыбнулась в ответ на его комплимент, словно получила высшую награду, а Трэвис почувствовал какое-то незнакомое чувство, охватившее его. Она выглядела такой красивой и такой довольной, увидев его реакцию, что ему пришлось засунуть руки поглубже в карманы, чтобы сдержаться и не обнять ее крепко-крепко.

Ее пальцы коснулись его руки. Кровь быстрее побежала по жилам, а возбуждение все нарастало в нем. Более разумный человек обязательно нашел бы предлог, чтобы уйти. Например, внезапное желание принять ледяной душ. Но Трэвис перестал быть разумным человеком. Распахнув дверь ванной комнаты, Лорен показала знакомую ему старинную ванну на когтистых лапах, очищенную до блеска и снабженную новым душем. Свечи, пена для ванн и мягкие полотенца расположились на маленьком деревянном столике рядом с коллекцией декоративной косметики. Над ванной висели три картины в ряд, а перед белым банным ковриком — зеркало в полный рост, что наводило Трэвиса на эротические мысли о том, как Лорен выходит из ванны и неспешно вытирает себя.

Настоящая и отражающаяся в зеркале… Даже ледяной душ уже не смог бы помочь Трэвису прийти в чувство. Этот дом состоял всего из трех комнат, значит, для его просмотра осталась лишь одна спальня. Если ему сложно было избавиться от мыслей о Лорен в ванной, то уж точно будет непросто не думать о ней в спальне, на кровати с нежно-сиреневыми простынями, изголовье которой украшено розами, нарисованными на фарфоровых набалдашниках. Обычно Трэвис чувствовал себя неуютно в такой женской комнате, но каким-то странным образом спальня Лорен оказала на него такое же благоприятное воздействие, как и весь дом. Если не сказать больше. Она присела на край кровати и посмотрела на него с таким призывным выражением лица, что Трэвис был уже не уверен в том, что сможет уйти отсюда прежде, чем сделает что-то такое, о чем они оба потом пожалеют. Лорен печально улыбнулась ему: Трэвис нахмурился, словно что-то вспоминая. Если он когда-то давно и ранил ее чувства, то точно не делал этого намеренно.

пїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ

Но теперь, когда ты сказала об этом, я смутно припоминаю, что несколько раз я встречался с тобой взглядом, и каждый раз ты опускала глаза в пол и таяла от радости. Лорен почувствовала, как кровь приливает к лицу. Ей было сложно сконцентрировать свои мысли на том, что Трэвис вообще ее помнит. Несколько лет назад ей и в голову не приходило, что ему приходится заниматься чем-то более серьезным, чем девушки из команды поддержки. Голос Трэвиса стал низким, хрипловатым и наполненным чувственным подтекстом. Этого признания было достаточно, чтобы превратить неустойчивое равновесие Лорен в полную невесомость.

Когда она прятала свою страсть среди груды учебников, ее юный ум не мог придумать более приятной сцены, чем та, которая разворачивалась перед ней прямо сейчас. Пройдя через большое количество трудностей для того, чтобы оказаться здесь сегодня вечером, Лорен подумала, что это будет просто глупо, если она не удовлетворит наконец свое любопытство. Трэвис, конечно, не принадлежал к тому типу мужчин, которые женятся, но это не значит, что он не нравится ей или она — ему. Время не стерло тех чувств, которые Лорен испытывала к нему. Если честно, они даже усилились. То, что он смотрел на нее так, словно хотел ее съесть, придавало девушке храбрости.

Лорен заставила себя не растаять, когда вновь встретилась с ним взглядом. Предвкушение ударило ее, словно разряд электричества. Лорен сомневалась, что огнетушитель, который она хранила под раковиной, сможет потушить тот огонь, который скоро должен был разгореться между ними. Ее сердце билось как сумасшедшее. Проигнорировав его ответ, Лорен скинула туфли и устроилась на диване, надеясь принять привлекательную позу. Уловив свое отражение в зеркале, висевшем над комодом, она заметила, что выглядит вполне соблазнительно. Настоящий джентльмен никогда не воспользуется предложением дамы, находящейся в подобном состоянии. Громкий голос Трэвиса разносился по комнате, эхом отдаваясь внутри Лорен.

Приняв его галантность за категоричный отказ, она вспомнила слухи о том, он не всегда был таким галантным. Робкая улыбка тронула ее губы. Ходят слухи, что ты не всегда бываешь таким принципиальным. Желваки заиграли на его лице, а глаза потемнели, став похожими на грозовые облака. Она наклонилась, чтобы расстегнуть пояс на платье. Разве ты не хочешь быть тем, кто сорвет эту маску хорошей девочки и выпустит меня наконец на свободу? Грозное выражение исчезло с красивого лица Трэвиса. Теперь весь его вид говорил о желании, но он сдерживал себя. У Лорен пересохло в горле, а сердце просто выпрыгивало из груди.

На все сто процентов. Она еще никогда не была в чем-то уверена так, как сейчас. Она устала жить, не выглядывая наружу. Устала подавлять свои желания только потому, что надоедливый внутренний голос в голове запрещал ей идти на риск. Лорен понимала, что бессмысленно надеяться на то, что в один вечер она станет другой, что вдруг перестанет прятаться и жить лишь фантазиями, но это не уменьшало ее желание по отношению к Трэвису. Но только не ожидай от меня большего, чем я могу дать тебе. Хотя его слова и были далеки от романтизма, звук расстегиваемой молнии был самым сексуальным звуком, который Лорен когда-либо слышала. Ничто не могло оторвать ее взгляда от Трэвиса, который сейчас раздевался перед ней. Светлые волосы покрывали его мускулистую грудь, спускаясь ниже к плоскому животу, и исчезали под поясом джинсов, которые сидели низко на его мускулистых бедрах. Он снял рубашку и бросил ее на пол, и уже собирался снять ботинки, когда ему в голову пришла мысль спросить ее об очень важной вещи. Ругая себя за недальновидность, Лорен сфокусировала взгляд на его обнаженной груди и отрицательно покачала головой.

Все ее мечты о том, что он желал в своем прошлом браке иметь детей, разрушились в одночасье. Трэвис выругался про себя. Лорен подумала, что у него есть право злиться. Будучи твердым в своем намерении сохранить свой статус холостяка, он совершенно очевидно не хотел проблем с детьми. Как и она сама. По крайней мере, до тех пор, пока не встретит мужчину, который захотел бы иметь детей так же сильно. Но это не умаляло разочарования, охватившего ее при мысли, что эта ночь может закончиться, так и не начавшись. Трэвис уставился на нее: Лорен была рада слышать, что все эти местные сплетни — ложь. Лорен сомневалась, что у нее еще когда-нибудь хватит храбрости снова предложить ему себя. В его тоне не было и капли рыцарства. Когда он провел рукой по волосам, этот жест указывал на полное разочарование.

Нахальство в голосе удивило саму Лорен. Она слишком долго ждала этого момента, чтобы так просто позволить Трэвису ускользнуть от нее. В какой-то момент ей стало все равно, что и как она говорит, даже если в ее голосе слышится откровенное отчаяние. В прошлый раз, когда Лорен занималась сексом, она была так неопытна и так сильно нервничала, что не получила никакого удовольствия. Сегодня вечером все должно быть по-другому. Сегодня должны воплотиться все мечты девушки, которая никогда не позволяла себе мечтать о чем-то большем, чем поцелуй Трэвиса Бенкса. Если ты действительно этого хочешь, тогда мне нужно будет сбегать домой и проверить, но ты должна пообещать мне, что не уснешь в это время. Как будто она могла сейчас уснуть! Вероятность этого была такой же низкой, как и то, что Трэвис вновь наденет обручальное кольцо. Обеспокоенная тем, что он не вернется, Лорен тоже попросила его дать обещание. Трэвис пристально посмотрел на нее и сказал: С этими словами он исчез в ночи, оставив Лорен с ощущением такого же могущества, как у настоящей волшебницы.

И в то же время беспомощной, как кролик, которого достают из черной шляпы по мановению волшебной палочки. Трэвис даже забыл надеть рубашку. Лорен надеялась, что прохладный воздух заставит его поторопиться, хотя, если он испытывал в этот момент тот же жар, что и она, ничто не сможет охладить его. Однако, когда входная дверь закрылась за Трэвисом, вся бравада покинула девушку. В голове у нее зашевелились безответные вопросы. А что, если я не понравлюсь ему? Вдруг секс разрушит наши отношения? И что надевают женщины, чтобы наверняка соблазнить мужчину? Никогда не думая о том, чтобы купить себе новую ночную рубашку, Лорен спала просто обнаженной с тех пор, как уехала из дома матери. И теперь ей невероятно хотелось натянуть на себя бесформенную футболку и сделаться невидимой до возвращения Трэвиса, потому что ей совсем не хотелось показывать ему, насколько она нервничает.

Видео клип

Хватит, вдруг сказала она себе. Теперь не время для запоздалой осторожности. Теперь надо идти вперед и реализовать все свои мечты. Или хотя бы одну из них. Его взволновало то, что Лорен думала о нем, как о каком-то плейбое. Несмотря на то, что это было недалеко от правды. О, конечно, он готов признаться, что он совсем не святой. Естественно, Трэвис не воздерживался от сексуальной жизни, но это не означало, что он ложился в постель с каждой женщиной, которая привлекала его взгляд. На самом деле он очень надеялся, что у презервативов, запрятанных в самый дальний угол шкафа, еще не истек срок годности. Лорен была единственной женщиной из тех, с кем он встречался после развода, которая не предохранялась. Все остальные пользовались надежной контрацепцией. Для него это всегда было знаком того, что им нужно лишь хорошо провести время. А если некоторые из его подруг после этого хотели поближе узнать его, Трэвис произносил свою заученную речь о том, что его не интересуют серьезные отношения.

И он ничего не мог поделать с тем, что это создало ему репутацию хладнокровного ублюдка. Он убедил себя в том, что гораздо лучше прослыть упертым женоненавистником, чем жениться на ком-то только лишь для того, чтобы сделать ее счастливой. Когда-то он изо всех сил пытался сохранить свой брак, но еще, наверное, не родился мужчина, который мог бы удовлетворить Жаклин. Каждый раз подписывая очередной огромный чек на алименты, он считал себя счастливым человеком, который выбрался из этих отношений совершенно невредимым. До тех пор, пока не видел кого-нибудь с малышом на руках… Но даже эти грустные воспоминания не охладили желание, разгоревшееся у него в крови, в очередной раз подтвердив ту власть, которую имела над ним Лорен. Острее иглы кактуса его ужалил укол совести, напомнивший ему о том, что необходимо остановить это безумие, пока кому-то из них не стало очень больно. Он убеждал себя, что Лорен точно знает, какие отношения установились между ними.

Вряд ли она ожидает утром увидеть обручальное кольцо только из-за того, что хочет сейчас заняться с ним любовью. Наверно, он просто становится параноиком. Трэвис повторял себе это снова и снова, пока возвращался обратно к ее дому, держа в руке упаковку презервативов. Этот забег нисколько не уменьшил блеска в его глазах. Его хищный взгляд заставил Лорен дрожать. Открыв ладонь, он показал ей небольшую картонную упаковку. И дал ей еще один шанс для отступления: Понятия не имея, сколько презервативов бывает в пачке, Лоренс сделала все, чтобы голос не выдал ее невежества. Она притворно улыбнулась и подложила под голову еще одну подушку. Смех Трэвиса заполнил все пространство комнаты, когда он подошел к ней и поднял с постели.

Лорен понятия не имела. Трэвис обошел ее, чтобы расстегнуть сзади молнию на платье.

Семен Фролов

Лорен поежилась, но не от холода. Когда он начал медленно стягивать тонкую ткань с ее плеч, Лорен изо всех сил сдерживалась, чтобы самой быстрее не содрать с себя платье. Когда оно соскользнуло с ее груди и мягко опустилось на пол у ее ног, Трэвис отступил на шаг, восхищенно рассматривая девушку. Лорен стояла передним в кружевном бюстгальтере и крошечных трусиках. Она чувствовала себя так, словно ее могли уличить в мошенничестве. Она боялась, что он найдет какой-то изъян в ее теле. Она была не такой стройной, как те модели, которые продают просто фантастическую одежду в журналах мод, к тому же лет на десять постарше. Но, казалось, Трэвиса это не волновало. Его глаза жадно пожирали ее, скользя снизу вверх по всему телу, останавливаясь на ее груди, которая просто вываливалась из слишком маленького бюстгальтера, купленного Лорен в порыве предвкушения этого момента.

Его руки были такими горячими, когда он нежно трогал ее груди. А потом он поцеловал ее в ложбинку между ними. У Лорен подогнулись колени. Покачнувшись, она откинула назад голову, вобрав в легкие побольше воздуха и вонзив ногти в его плечи. Став в полный рост, он прижал ее к себе, крепко обняв за талию. Он так ловко расстегнул застежку ее бюстгальтера, что Лорен поняла это только после того, как кружево упало с ее плеч. После этого она очутилась на кровати, и Трэвис зубами стянул с нее трусики. Потом он прикоснулся губами к нежной коже на внутренней стороне ее бедер, и Лорен с радостью подумала, что они находятся очень далеко от ближайших соседей. Иначе, услышав ее крики, они обязательно бы вызвали полицию. Оторвавшись от нее, Трэвис быстро разделся. У Лорен перехватило дыхание от взгляда на его красивое мускулистое тело. Никогда в своих самых смелых мечтах она — не могла представить себе, что Трэвис может быть таким замечательным любовником.

Будучи сильно разочарованной в прошлом, Лорен получала удовольствие от мужчины, который точно знал, как доставить наслаждение женщине. Трэвис прижался к ее животу, убеждая ее в том, что скоро он полностью соединится с ней. На секунду Лорен посетила мысль, что она не сможет принять его целиком. Но в тот момент, когда его губы коснулись ее губ, беспокойство покинуло ее, уступив место наслаждению.

пїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ

Долгие, сладкие поцелуи уносили ее прочь. Когда Лорен мечтала о сексе с Трэвисом, она и представить себе не могла, что это может быть так прекрасно. Его губы были такими требовательными, словно хотели проникнуть в глубину ее существа. Застонав от наслаждения, Лорен положила руку ему на шею, еще ближе прижав его к себе. Не прерывая поцелуя, она обвила его своими ногами, и запустила пальцы в его волосы. Она еще никогда не чувствовала такой тесной связи ни с одним человеком. Почувствовав себя невероятно храброй, Лорен опустила руку и дотронулась до его символа мужественности. Будучи хорошей девочкой, Лорен всегда делала то, что ей говорили. Он был твердым и горячим, а еще… уязвимым. Это дало ей невероятное ощущение всемогущества. Как будто она держала этого мужчину в своей ладони. А еще оно наполнило ее невероятным чувством любви к нему. Это слово высветилось в ее сознании словно молния, ударившая в чащу темного леса. Это была яркая вспышка, которая способна уничтожить все на своем пути. Лорен сказала себе, что будет полной дурой, если влюбится в мужчину, который так дорожит своей холостяцкой жизнью.

А потом она услышала свой собственный крик, и все рациональные мысли покинули ее. Трэвис проник в нее с такой настойчивостью, которая удивила даже его самого. Ничто в прежней жизни Лорен не могло подготовить ее к такому счастью — быть заполненной этим мужчиной, окружать его своей мягкой, теплой плотью. И позволить себе слегка сойти с ума. Двигаясь в унисон с его телом, Лорен отвечала на его немой призыв. Впиваясь в его плечи ногтями, она выкрикивала его имя, словно оно было магическим заклинанием. Ощущения, охватившие ее, были запредельными. Ее тело содрогалось в спазмах раскаленного пламени, требуя, чтобы Трэвис поддался собственному желанию.

Лови ожидание любви

Мускулы на его шее напряглись, он откинул назад голову и, закрыв глаза, с громким стоном выпустил свою страсть на свободу. Лорен наслаждалась этой близостью, удерживая его внутри себя. Задыхающийся и влажный от пота, Трэвис открыл глаза и посмотрел на нее удивленно. Лорен отбросила прядь влажных волос с его лба. С невероятной нежностью она провела по его брови кончиком указательного пальца, ласково коснулась его щеки, которой завтра обязательно потребуется бритва, и подняла голову, чтобы поцеловать мочку его уха. На самом деле она раньше даже и не подозревала, что люди могут испытывать такой экстаз.

Хотя слова не могли полностью выразить всю глубину ее чувств, она постаралась подобрать лучшие из них: Трэвис обнял ее, словно говоря, что он никуда не собирается ее отпускать. А Лорен никуда и не хотелось уходить. Прижавшись ухом к его груди, она слушала ровное биение его сердца. Как влюбленная женщина, она слышала в этих ударах отражение своих чувств. И хотя Лорен понимала, что лучше не говорить о своем новом, еще не окрепшем чувстве, она отказывалась думать, что отдает свое сердце мужчине, который не готов его принять. Единственный раз в своей жизни она решила не думать о будущем и о всех возможных сложностях. Не сейчас, когда настоящее было таким совершенным. Пробиваясь сквозь кружевные занавеси, солнечные зайчики плясали на плечах Лорен и спящего рядом с ней мужчины. Протянув руку солнечному лучу, девушка с удивлением подумала, что солнце не заставило Трэвиса исчезнуть. Значит, это был не сон? Пока Трэвис спал, она решила исследовать его с ног до головы. Время стерло с его лица мальчишеское выражение лица, которое когда-то так нравилось Лорен, сделав черты его отточенными, словно вырезанными из камня.

Он стал похож на модель с обложки глянцевого журнала. Легкая щетина добавляла резкости его мирному облику. Лорен не удержалась от того, чтобы провести рукой по его коротким светлым волосам. Солнце отражалось в его золотистых прядях. О, она отдала бы все на свете, лишь бы каждый день любоваться этим мужчиной. Конечно, у него были свои причуды, это правда. А у кого их нет? Страхи и воспоминания прошлого заставляли Трэвиса всегда быть настороже, но Лорен знала, что он добрый человек. Тот факт, что он бросился на помощь женщине, оказавшейся в беде, не обращая внимания на то, хотела она быть спасенной или нет, являлся доказательством его прямоты и честности. Несмотря на то, что Лорен была уверена, что может со всем сама прекрасно справиться, она втайне надеялась, что Трэвис и есть тот рыцарь в белых доспехах, о котором она так долго мечтала. Девушка прекрасно понимала, что Трэвис не испытывает к ней тех чувств, которые она испытывает по отношению к нему, но все же не могла поверить, что страсть, которая родилась между ними, была совершенно без эмоций.

Наблюдая за его мерно вздымающейся грудью, Лорен мечтала о том, какие у них могут быть дети. В своих фантазиях она стояла над колыбелью и смотрела на маленького спящего в ней ангела. Интересно, будет ли малыш так же красив, как и его отец? И так же любознателен, как его мать? Странная тоска охватила ее, к глазам подступили слезы. Перестань немедленно, яростно сказала она себе. Такие мечты могут лишь разбить тебе сердце и разрушить всю прелесть момента. Лорен заставила себя не думать о будущем, а наслаждаться настоящим, потому что мужчина ее мечты был с ней здесь и сейчас. По крайней мере, пока он не проснулся. В порыве чувств она протянула руку к его сердцу, накрыв его ладонью, словно свечу на ветру, и произнесла тихую молитву. Звук его голоса заставил Лорен вздрогнуть, она отдернула руку, словно ее поймали на воровстве. Она наслаждалась лаской и нежностью, звучащими в его голосе. Глаза цвета весеннего неба нежно смотрели на нее.

С облегчением Лорен поняла, что Трэвис не собирается немедленно покинуть ее постель. Вместо этого он крепко обнял ее и потребовал поцелуя. Лорен крепко сжала губы: На лице Трэвиса промелькнуло раздражение. Лорен подчинилась его требованиям, делая то, что ей говорят. У нее было относительно мало опыта в таких вопросах, но она была приятно удивлена, обнаружив, что Трэвис возбудился. Крепкое объятие было приглашением к необычному началу дня. Он посадил ее верхом на себя, предлагая продолжить их чувственное знакомство.

Лорен засмеялась тихим бархатным смехом и потянулась за последним презервативом, лежащим на ночном столике. Трэвис, улыбаясь, наблюдал за тем, как она, зажав пакет зубами, пытается разорвать его. Сначала он решил, что Лорен прекрасно справится сама, но, заметив ее неопытность, предложил ей помощь. Пытаясь надеть тонкий эластичный презерватив на мужское достоинство Трэвиса, Лорен заметила, что оно стало еще тверже, чем прошлой ночью. Когда кондом выскочил из ее рук, она глупо захихикала, что заставило бы менее уверенного в себе мужчину смутиться, но терпение Трэвиса могло соперничать со стойкостью его либидо. Он закатил глаза и взял презерватив с подушки, куда он выпрыгнул из рук Лорен. Трэвис тоже намеревался преподать ей пару уроков. Будучи прекрасным любовником, он был нежным, но в то же время требовательным учителем. Он ласкал, массировал и целовал Лорен, безошибочно находя самые чувствительные места. Он не обращал внимания на все ее мольбы, заставив Лорен испытать оргазм несколько раз, прежде сам позволил себе дойти до финала.

Потом они лежали в постели, наслаждаясь утренним солнцем и друг другом. Лорен думала, что такой изумительный секс может стать чем-то вроде наркотической зависимости. Она никогда раньше не принимала душ вместе с мужчиной и теперь не очень охотно согласилась сделать это.

пїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ скачать бесплатно mp3

Она решила, что после того, как они провели столько времени вместе, глупо будет разыгрывать из себя невинность. Стоя под струями теплой воды, Лорен наслаждалась интимной близостью с ним. Трэвис сначала намылил ее с ног до головы, а потом нежно смывал с нее эту пену с помощью душа, направляя струю воды на все изгибы ее замечательного тела. Лорен замурлыкала от удовольствия, когда он начал втирать шампунь в ее волосы, нежно массируя их. Откинув назад голову, она позволила воде смыть с себя все проблемы и заботы. Потом Трэвис прислонил ее к стене душевой кабины и начал целовать. От его смелых ласк Лорен вновь ощутила возбуждение. Трэвис опустился на колени и заставил ее расставить ноги. Поток теплой воды и желания побудил Лорен отказаться от протестов. Прислонившись спиной к стене, она целиком и полностью отдалась наслаждению, охватившему ее. Его язык касался самых сокровенных мест ее тела, и если бы сейчас Лорен могла говорить, то она, наверно, попросила бы его не останавливаться. Когда она подумала, что больше не выдержит этой сладкой пытки, тело ее содрогнулось в конвульсиях страсти, и после этого у нее больше не было сил, чтобы устоять на ногах.

Звук льющейся воды лишь слегка заглушал ее стоны в душевой кабине. Ей казалось, что сердце сейчас выпрыгнет из груди. Трэвис выглядел весьма довольным собой из-за того, что смог доставить ей такое наслаждение. Когда они наконец выбрались из ванной, Лорен решила приготовить отличный завтрак для мужчины, который доставил ей столько удовольствия. Будучи хорошей хозяйкой, она любила, чтобы в доме было много продуктов. Надев лишь джинсы, Трэвис устроился на стуле в ее уютной кухне и пил кофе. Он словно был создан для этого места.

Когда по кухне разнесся запах жареного бекона и блинчиков, Лорен ощутила блаженный покой, которого никогда раньше не испытывала. Чувствуя острый голод, Трэвис доверху наполнил свою тарелку. Лорен села за стол напротив него. Большой кусок масла растекался по груде горячих блинчиков. Лорен не поскупилась на сироп, который струился по этому сооружению, образуя внизу маленькую лужицу. Трэвис проглотил уже с дюжину ломтиков бекона, пока готовились блины. Если вздох удовлетворения был хоть каким-то показателем, то старая присказка о том, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок, оказалась в данном случае верной на сто процентов. В его словах была доля удивления, словно хороший завтрак после ночи горячего секса был для него приятной неожиданностью. В надежде на то, что он останется у нее немного дольше, Лорен налила ему еще одну чашку кофе.

Она помнила, что он любит крепкий, черный кофе. Он улыбнулся, глядя на нее поверх своей чашки. Ее маленькая кухня казалась еще уютнее, когда Трэвис был здесь. Даже огромный холодильник, стоявший у стены, казался незаметным. Они еще не высохли после совместного душа, поэтому волосы Трэвиса были влажными. Загипнотизированный зелеными искрами в ее глазах, Трэвис тем не менее чувствовал, что обязан кое-что ей разъяснить. Лорен была потрясена таким предостережением и обижена предположением Трэвиса, что она от отчаяния готова выскочить замуж за первого встречного. Она отстранилась и полезла в сумку за ключами от машины. Эти слова прозвучали слегка невнятно, и Трэвис не совсем расслышал последнюю часть фразы, но, какие бы обидные слова Лорен ему ни высказывала, он был намерен не пускать ее за руль в таком состоянии. Лорен попыталась вырвать свою руку: Проходящий мимо полицейский обратил внимание на ее движение, и Трэвис увидел, что он направился в их сторону, намереваясь проверить, не очередной ли это конфликт наподобие тех, что случаются около разудалых баров по ночам. Сохраняя хладнокровие, Трэвис сделал то, что он должен был сделать, чтобы отмести подозрения копа, что Лорен надо спасать от него.

Этот поцелуй должен был просто заставить ее замолчать, но он превратился в нечто гораздо менее рациональное… Трэвис страстно желал поцеловать ее снова с тех пор, как она шокировала его тем легким сладким поцелуем на свадебном вечере. Воспользовавшись возможностью одновременно удовлетворить свое желание и успокоить полицейского, он мягко положил одну руку ей на затылок и накрыл ее рот своими губами, успешно подавляя любые попытки протеста с ее стороны. Она была еще слаще, чем в его воспоминаниях… А за этой сладостью скрывался пылкий темперамент. Лорен поддалась ему, не сопротивляясь. Учительница оказалась способной ученицей — она испустила легкий вздох удивления, когда Трэвис раздвинул языком ее губы и потребовал от нее ответной реакции.

Ее тяжелые вздохи быстро сменились удовлетворенным стоном, и Трэвис почувствовал пронзительное возбуждение. Это был поцелуй страсти — горячий, влажный, полный безрассудного желания. Все произошло так быстро и неожиданно, что Лорен откликнулась на него, отреагировав каждой частичкой своего тела. Она таяла в руках Трэвиса и заставляла прижимать ее к себе так крепко, что не оставалось сомнений в том, какую власть она над ним имела. Ее губы разжигали пламя, которое угрожало разрушить его рациональное мышление и лишало возможности повернуть назад. При мысли о том, что один из этих парней из бара мог бы воспользоваться ей, Трэвис еще крепче прижал Лорен к себе.

Его охватило безумное чувство собственника. Не холодный ночной воздух заставил ее кожу покрыться мурашками, и не алкоголь был причиной того, что земля уходила из-под ног. Лорен мечтала об этом моменте еще с тех пор, как была наивной первокурсницей колледжа. Но ни одна из ее юношеских фантазий не могла сравниться с реальностью поцелуя Трэвиса Бенкса. Болезненно прекрасный, этот поцелуй не поддавался описанию. Лорен не замечала света фонарей, она не обратила внимания и на то, что ее дорогая вечерняя сумочка упала, приземлившись у ее ног. Она была слишком увлечена сильными, мускулистыми руками Трэвиса, которые тщательно изучали каждый изгиб ее тела, заставляя ее таять от удовольствия. Его язык исследовал ее губы, разделившие вкус хорошего виски, исходивший от Трэвиса. От этого аромата Лорен чувствовала головокружение и легкость. Прижавшись к его сильной груди, она чувствовала неизведанное доселе возбуждение. Кровь стучала в висках, а низ живота свело судорогой. Лорен постаралась удержаться на ногах, обняв Трэвиса за плечи, и провела рукой по его волосам, мягким и шелковистым, как и его поцелуи.

Когда наконец Трэвис оторвался от нее, он глубоко вздохнул и прижался подбородком к ее макушке. Лорен даже замурлыкала от удовольствия. От его тела исходил жар, и Лорен чувствовала, как сильные мускулы играют под тонкой тканью рубашки. Трэвис махнул рукой полицейскому, который в нерешительности остановился в нескольких шагах от них. Сердце Лорен колотилось как сумасшедшее, но это заявление ее не обмануло. Она видела, что Трэвис с трудом мог контролировать себя. Ее переполнила гордость, когда она почувствовала, как из его джинсов предательски выступает напряженное мужское естество. После большого количества алкоголя и интоксикации от поцелуев Трэвиса, Лорен была готова признать этот вечер самым удачным в своей жизни. Теперь было бессмысленно возвращаться обратно в бар в надежде на то, что ей удастся найти мужчину, который мог бы целовать ее лучше, чем тот, который был перед ней. Прижав ладонь ко лбу, она пыталась остановить мир, вращающийся вокруг нее с бешеной скоростью. Внезапно Лорен смиренно спросила: Трэвис отозвался с улыбкой: Он проводил Лорен к своей машине, открыл ей дверь и помог сесть.

Потом пристегнул ее ремнем безопасности. От этого прикосновения девушку бросило в жар. Вполне безобидный жест его руки, случайно коснувшейся ее груди, был настолько интимным, что Лорен с трудом смогла вздохнуть. Она сделала попытку вернуться в нормальное состояние, пока Трэвис обходил вокруг машины и садился за руль. Трэвису был просто необходим посторонний шум для того, чтобы хоть как-то отвлечься от терзающего его душу и тело желания. Сексуальное напряжение как статическое электричество потрескивало в воздухе под аккомпанемент музыки, льющейся из радиоприемника. Лорен изучала руки Трэвиса, лежащие на руле. Эти руки забрасывали мяч далеко за линию поля и были покрыты многочисленными шрамами от тяжелой физической работы. Внимательно рассматривая эти руки, которые в ее давних, смелых мечтах обнимали ее, Лорен поняла, что она слишком упрощенно представляла себе жизнь Трэвиса. Откинув голову на кожаный подголовник сиденья, она решилась ступить туда, куда не всякому дана дорога. Все думали, что вы отличная пара. У Жаклин были великолепная фигура и милое лицо.

Она была ухоженной и утонченной. Лорен даже представить не могла, что случилось с этими двумя прекрасными людьми, что привело к разводу. Молчание, воцарившееся после ее вопроса, было долгим, но не напряженным. Хотя он произнес эти слова спокойным тоном, но не смог скрыть горечи, которую испытывал от своего неудачного брака. Трэвис удивился сам себе, когда продолжил свой рассказ: Заставляет она меня ревновать или нет. Является ли брак сотрудничеством или дает право на переделку партнера. Ей тяжело было слышать этот гнев и самообвинение в его голосе, ей хотелось сказать что-то, что могло бы уменьшить его боль. К тому же ей стало интересно, кто из них двоих был против того, чтобы завести детей. Он так сильно сжал руль руками, что даже костяшки побелели. На Лорен также произвело впечатление и то, что в отличие от других разведенных мужчин, Трэвис не стал обвинять свою бывшую жену. Она подвинулась поближе к нему и успокаивающе похлопала его по коленке.

Этот безобидный жест послал разряд электричества по всему ее телу, напомнив о том, что мужчина ее мечты вовсе не плод ее воображения, а настоящий, из плоти и крови. Так же, как и она сама. Трэвис накрыл ее руку, лежащую на его бедре, своей ладонью. Этот вопрос скрывал в себе невысказанное словами обещание… Второй раз за этот вечер он назвал ее милой. И оба раза Лорен просто таяла от его слов. Но, внезапно подумав о том, что такие слова он наверняка говорил многим женщинам, Лорен напомнила себе, что этот известный холостяк совсем не тот мужчина, который ей нужен. Все это было правильно, кроме одного — Трэвис не заставлял ее чувствовать себя девушкой на одну ночь. С ним Лорен чувствовала себя драгоценностью, которую будут защищать и оберегать. Тот факт, что он бросился ей на помощь, чтобы избавить от приставаний двух подвыпивших громил, указывал на то, что он относится к ней не просто как к симпатичной соседке. Из-за того, что Лорен отказалась отвечать на заданный им вопрос, Трэвис решил ответить на него сам, взяв ее за руку и переместив ее себе между ног.

Лорен попыталась сохранить самообладание, когда он накрыл ее рукой свой напряженный мужской орган. Разрываемая между желанием избавиться от образа хорошей девочки, заложницей которого она так долго была, и своим желанием завязать серьезные отношения с любимым мужчиной, Лорен просто не знала, что ей делать. Никогда, даже в самых смелых фантазиях, она не могла и представить себе, что будет ласкать Трэвиса Бенкса, пока он везет ее домой. Оставив свою руку там, где она была, Лорен решила пойти на поводу у своего любопытства. Боже, как он еще не сорвал заклепки на своих джинсах, думала она. Девушку возбуждала сама мысль, что нечто такое большое и сильное может оказаться внутри нее. Конечно, Лорен не вернулась домой из колледжа девственницей, но ее опыт общения с мужчинами был весьма ограниченным, если не сказать, что его почти не было.

И хотя сегодня в баре она очень хорошо провела время, она вовсе не хотела поцелуев других мужчин, с которыми танцевала. И, конечно, ни один из них не вызвал в ней желания сорвать с себя одежду, избавиться от всех комплексов и прыгнуть к нему в постель. Ни один, кроме Трэвиса. Машина вильнула в сторону, и Трэвис сильно вывернул руль, чтобы вернуть ее на дорогу. Фары осветили широкий въезд на ранчо. Разочарование и облегчение скользили в его словах, когда он объявил: Разве есть более приятные слова для женщины, мечтающей о серьезных отношениях с достойным мужчиной? Дом — это не просто стены, крыша и пол, а еще и огонь, потрескивающий в очаге, запах свежеиспеченного хлеба, букет диких роз на столе, незамысловатые рисунки на холодильнике и детский смех, раздающийся по всему дому. Лорен мечтала найти какой-нибудь способ, чтобы дать понять Трэвису, что ей хочется не только простого физического удовлетворения, которого так желали их тела сейчас.

Те искренние слова, которые она прошептала, заставили его почувствовать себя ничтожеством, которое мечтало о сексе. А Трэвис думал лишь о том, как бы затащить эту женщину в свою постель. Он никогда так сильно не хотел женщину с тех пор, как был подростком, у которого гораздо больше фантазий, чем опыта. Проблема была в том, что Трэвис совсем не чувствовал готовности к тем отношениям, которых так хотела Лорен. Честность заставила ее рассказать о своих намерениях найти мужа прежде, чем выпадет первый снег и все более-менее уважающие себя холостяки спрячутся под крышу своих жилищ. Трэвису же хотелось сохранить свой нынешний статус. Настолько, насколько Лорен хотелось изменить свой. Сильно обжегшись однажды на семейной жизни вообще и на одной весьма эгоистичной и властной женщине в частности, Трэвис не хотел снова совершать подобную ошибку. И он поклялся никогда больше не давать обещаний ни одной женщине. Даже такой… С огромными зелеными глазами и сладкими губами.

Которая верила, что все сказки заканчиваются прекрасным свадебным пиром. Даже больше, чем ты думаешь. Он вошел внутрь, а Лорен включила свет. Трэвис не мог поверить своим глазам, когда они привыкли к яркому свету. Изменения были просто поразительными. Для женщины, которая не собиралась надолго обосновываться здесь, Лорен несомненно приложила немало усилий для того, чтобы привести в порядок это спартанское жилище. Мягкие голубые подушки на белой плетеной мебели приглашали его присесть и вытянуть ноги. На отполированном до блеска деревянном полу были расстелены несколько ковров ручной работы, выполненные в индейском стиле. Подобранные им в тон занавески колыхались на ночном ветру, а букет из подсолнухов добавлял яркое пятно к старым стенам. Множество хрупких безделушек, словно только что сошедших со страниц журнала, указывали на мечтательный характер своей владелицы. Передвижная перегородка значительно расширила рабочее пространство кухни.

Красота и практичность царили во всех этих милых деталях. Лорен улыбнулась в ответ на его комплимент, словно получила высшую награду, а Трэвис почувствовал какое-то незнакомое чувство, охватившее его. Она выглядела такой красивой и такой довольной, увидев его реакцию, что ему пришлось засунуть руки поглубже в карманы, чтобы сдержаться и не обнять ее крепко-крепко. Ее пальцы коснулись его руки. Кровь быстрее побежала по жилам, а возбуждение все нарастало в нем. Более разумный человек обязательно нашел бы предлог, чтобы уйти. Например, внезапное желание принять ледяной душ. Но Трэвис перестал быть разумным человеком. Распахнув дверь ванной комнаты, Лорен показала знакомую ему старинную ванну на когтистых лапах, очищенную до блеска и снабженную новым душем. Свечи, пена для ванн и мягкие полотенца расположились на маленьком деревянном столике рядом с коллекцией декоративной косметики.

Над ванной висели три картины в ряд, а перед белым банным ковриком — зеркало в полный рост, что наводило Трэвиса на эротические мысли о том, как Лорен выходит из ванны и неспешно вытирает себя. Настоящая и отражающаяся в зеркале… Даже ледяной душ уже не смог бы помочь Трэвису прийти в чувство. Этот дом состоял всего из трех комнат, значит, для его просмотра осталась лишь одна спальня. Если ему сложно было избавиться от мыслей о Лорен в ванной, то уж точно будет непросто не думать о ней в спальне, на кровати с нежно-сиреневыми простынями, изголовье которой украшено розами, нарисованными на фарфоровых набалдашниках. Обычно Трэвис чувствовал себя неуютно в такой женской комнате, но каким-то странным образом спальня Лорен оказала на него такое же благоприятное воздействие, как и весь дом. Если не сказать больше. Она присела на край кровати и посмотрела на него с таким призывным выражением лица, что Трэвис был уже не уверен в том, что сможет уйти отсюда прежде, чем сделает что-то такое, о чем они оба потом пожалеют.

Лорен печально улыбнулась ему: Трэвис нахмурился, словно что-то вспоминая. Если он когда-то давно и ранил ее чувства, то точно не делал этого намеренно. Но теперь, когда ты сказала об этом, я смутно припоминаю, что несколько раз я встречался с тобой взглядом, и каждый раз ты опускала глаза в пол и таяла от радости. Лорен почувствовала, как кровь приливает к лицу. Ей было сложно сконцентрировать свои мысли на том, что Трэвис вообще ее помнит. Несколько лет назад ей и в голову не приходило, что ему приходится заниматься чем-то более серьезным, чем девушки из команды поддержки. Голос Трэвиса стал низким, хрипловатым и наполненным чувственным подтекстом. Этого признания было достаточно, чтобы превратить неустойчивое равновесие Лорен в полную невесомость. Когда она прятала свою страсть среди груды учебников, ее юный ум не мог придумать более приятной сцены, чем та, которая разворачивалась перед ней прямо сейчас.

Пройдя через большое количество трудностей для того, чтобы оказаться здесь сегодня вечером, Лорен подумала, что это будет просто глупо, если она не удовлетворит наконец свое любопытство. Трэвис, конечно, не принадлежал к тому типу мужчин, которые женятся, но это не значит, что он не нравится ей или она — ему. Время не стерло тех чувств, которые Лорен испытывала к нему. Если честно, они даже усилились. То, что он смотрел на нее так, словно хотел ее съесть, придавало девушке храбрости. Лорен заставила себя не растаять, когда вновь встретилась с ним взглядом. Предвкушение ударило ее, словно разряд электричества. Лорен сомневалась, что огнетушитель, который она хранила под раковиной, сможет потушить тот огонь, который скоро должен был разгореться между ними.

Ее сердце билось как сумасшедшее. Проигнорировав его ответ, Лорен скинула туфли и устроилась на диване, надеясь принять привлекательную позу. Уловив свое отражение в зеркале, висевшем над комодом, она заметила, что выглядит вполне соблазнительно. Настоящий джентльмен никогда не воспользуется предложением дамы, находящейся в подобном состоянии. Громкий голос Трэвиса разносился по комнате, эхом отдаваясь внутри Лорен. Приняв его галантность за категоричный отказ, она вспомнила слухи о том, он не всегда был таким галантным. Робкая улыбка тронула ее губы. Ходят слухи, что ты не всегда бываешь таким принципиальным. Желваки заиграли на его лице, а глаза потемнели, став похожими на грозовые облака. Она наклонилась, чтобы расстегнуть пояс на платье. Разве ты не хочешь быть тем, кто сорвет эту маску хорошей девочки и выпустит меня наконец на свободу? Грозное выражение исчезло с красивого лица Трэвиса.

Теперь весь его вид говорил о желании, но он сдерживал себя. У Лорен пересохло в горле, а сердце просто выпрыгивало из груди. На все сто процентов. Она еще никогда не была в чем-то уверена так, как сейчас. Она устала жить, не выглядывая наружу. Устала подавлять свои желания только потому, что надоедливый внутренний голос в голове запрещал ей идти на риск. Лорен понимала, что бессмысленно надеяться на то, что в один вечер она станет другой, что вдруг перестанет прятаться и жить лишь фантазиями, но это не уменьшало ее желание по отношению к Трэвису. Но только не ожидай от меня большего, чем я могу дать тебе.

Хотя его слова и были далеки от романтизма, звук расстегиваемой молнии был самым сексуальным звуком, который Лорен когда-либо слышала. Ничто не могло оторвать ее взгляда от Трэвиса, который сейчас раздевался перед ней. Светлые волосы покрывали его мускулистую грудь, спускаясь ниже к плоскому животу, и исчезали под поясом джинсов, которые сидели низко на его мускулистых бедрах. Он снял рубашку и бросил ее на пол, и уже собирался снять ботинки, когда ему в голову пришла мысль спросить ее об очень важной вещи. Ругая себя за недальновидность, Лорен сфокусировала взгляд на его обнаженной груди и отрицательно покачала головой. Все ее мечты о том, что он желал в своем прошлом браке иметь детей, разрушились в одночасье. Трэвис выругался про себя. Лорен подумала, что у него есть право злиться. Будучи твердым в своем намерении сохранить свой статус холостяка, он совершенно очевидно не хотел проблем с детьми.

Как и она сама. По крайней мере, до тех пор, пока не встретит мужчину, который захотел бы иметь детей так же сильно. Но это не умаляло разочарования, охватившего ее при мысли, что эта ночь может закончиться, так и не начавшись. Трэвис уставился на нее: Лорен была рада слышать, что все эти местные сплетни — ложь. Лорен сомневалась, что у нее еще когда-нибудь хватит храбрости снова предложить ему себя. В его тоне не было и капли рыцарства. Когда он провел рукой по волосам, этот жест указывал на полное разочарование. Нахальство в голосе удивило саму Лорен. Она слишком долго ждала этого момента, чтобы так просто позволить Трэвису ускользнуть от нее. В какой-то момент ей стало все равно, что и как она говорит, даже если в ее голосе слышится откровенное отчаяние. В прошлый раз, когда Лорен занималась сексом, она была так неопытна и так сильно нервничала, что не получила никакого удовольствия.

Сегодня вечером все должно быть по-другому. Сегодня должны воплотиться все мечты девушки, которая никогда не позволяла себе мечтать о чем-то большем, чем поцелуй Трэвиса Бенкса. Если ты действительно этого хочешь, тогда мне нужно будет сбегать домой и проверить, но ты должна пообещать мне, что не уснешь в это время. Как будто она могла сейчас уснуть! Вероятность этого была такой же низкой, как и то, что Трэвис вновь наденет обручальное кольцо. Обеспокоенная тем, что он не вернется, Лорен тоже попросила его дать обещание. Трэвис пристально посмотрел на нее и сказал: С этими словами он исчез в ночи, оставив Лорен с ощущением такого же могущества, как у настоящей волшебницы. И в то же время беспомощной, как кролик, которого достают из черной шляпы по мановению волшебной палочки.

Трэвис даже забыл надеть рубашку. Лорен надеялась, что прохладный воздух заставит его поторопиться, хотя, если он испытывал в этот момент тот же жар, что и она, ничто не сможет охладить его. Однако, когда входная дверь закрылась за Трэвисом, вся бравада покинула девушку. В голове у нее зашевелились безответные вопросы. А что, если я не понравлюсь ему? Вдруг секс разрушит наши отношения? И что надевают женщины, чтобы наверняка соблазнить мужчину? Никогда не думая о том, чтобы купить себе новую ночную рубашку, Лорен спала просто обнаженной с тех пор, как уехала из дома матери. И теперь ей невероятно хотелось натянуть на себя бесформенную футболку и сделаться невидимой до возвращения Трэвиса, потому что ей совсем не хотелось показывать ему, насколько она нервничает.

Хватит, вдруг сказала она себе. Теперь не время для запоздалой осторожности. Теперь надо идти вперед и реализовать все свои мечты. Или хотя бы одну из них. Его взволновало то, что Лорен думала о нем, как о каком-то плейбое. Несмотря на то, что это было недалеко от правды. О, конечно, он готов признаться, что он совсем не святой. Естественно, Трэвис не воздерживался от сексуальной жизни, но это не означало, что он ложился в постель с каждой женщиной, которая привлекала его взгляд. На самом деле он очень надеялся, что у презервативов, запрятанных в самый дальний угол шкафа, еще не истек срок годности. Лорен была единственной женщиной из тех, с кем он встречался после развода, которая не предохранялась. Все остальные пользовались надежной контрацепцией. Для него это всегда было знаком того, что им нужно лишь хорошо провести время. А если некоторые из его подруг после этого хотели поближе узнать его, Трэвис произносил свою заученную речь о том, что его не интересуют серьезные отношения.

И он ничего не мог поделать с тем, что это создало ему репутацию хладнокровного ублюдка. Он убедил себя в том, что гораздо лучше прослыть упертым женоненавистником, чем жениться на ком-то только лишь для того, чтобы сделать ее счастливой. Когда-то он изо всех сил пытался сохранить свой брак, но еще, наверное, не родился мужчина, который мог бы удовлетворить Жаклин. Каждый раз подписывая очередной огромный чек на алименты, он считал себя счастливым человеком, который выбрался из этих отношений совершенно невредимым. До тех пор, пока не видел кого-нибудь с малышом на руках… Но даже эти грустные воспоминания не охладили желание, разгоревшееся у него в крови, в очередной раз подтвердив ту власть, которую имела над ним Лорен. Острее иглы кактуса его ужалил укол совести, напомнивший ему о том, что необходимо остановить это безумие, пока кому-то из них не стало очень больно. Он убеждал себя, что Лорен точно знает, какие отношения установились между ними. Вряд ли она ожидает утром увидеть обручальное кольцо только из-за того, что хочет сейчас заняться с ним любовью.

Наверно, он просто становится параноиком. Трэвис повторял себе это снова и снова, пока возвращался обратно к ее дому, держа в руке упаковку презервативов. Растрепанный и возбужденный до предела, Трэвис выглядел так, словно пробежал марафон за рекордное время. Этот забег нисколько не уменьшил блеска в его глазах. Его хищный взгляд заставил Лорен дрожать. Открыв ладонь, он показал ей небольшую картонную упаковку. И дал ей еще один шанс для отступления: Понятия не имея, сколько презервативов бывает в пачке, Лоренс сделала все, чтобы голос не выдал ее невежества. Она притворно улыбнулась и подложила под голову еще одну подушку. Смех Трэвиса заполнил все пространство комнаты, когда он подошел к ней и поднял с постели.

Лорен понятия не имела. Трэвис обошел ее, чтобы расстегнуть сзади молнию на платье. Лорен поежилась, но не от холода. Когда он начал медленно стягивать тонкую ткань с ее плеч, Лорен изо всех сил сдерживалась, чтобы самой быстрее не содрать с себя платье. Когда оно соскользнуло с ее груди и мягко опустилось на пол у ее ног, Трэвис отступил на шаг, восхищенно рассматривая девушку. Лорен стояла передним в кружевном бюстгальтере и крошечных трусиках. Она чувствовала себя так, словно ее могли уличить в мошенничестве. Она боялась, что он найдет какой-то изъян в ее теле. Она была не такой стройной, как те модели, которые продают просто фантастическую одежду в журналах мод, к тому же лет на десять постарше.

Но, казалось, Трэвиса это не волновало. Его глаза жадно пожирали ее, скользя снизу вверх по всему телу, останавливаясь на ее груди, которая просто вываливалась из слишком маленького бюстгальтера, купленного Лорен в порыве предвкушения этого момента. Его руки были такими горячими, когда он нежно трогал ее груди. А потом он поцеловал ее в ложбинку между ними. У Лорен подогнулись колени. Покачнувшись, она откинула назад голову, вобрав в легкие побольше воздуха и вонзив ногти в его плечи. Став в полный рост, он прижал ее к себе, крепко обняв за талию. Он так ловко расстегнул застежку ее бюстгальтера, что Лорен поняла это только после того, как кружево упало с ее плеч.

После этого она очутилась на кровати, и Трэвис зубами стянул с нее трусики. Потом он прикоснулся губами к нежной коже на внутренней стороне ее бедер, и Лорен с радостью подумала, что они находятся очень далеко от ближайших соседей. Иначе, услышав ее крики, они обязательно бы вызвали полицию. Оторвавшись от нее, Трэвис быстро разделся. У Лорен перехватило дыхание от взгляда на его красивое мускулистое тело. Никогда в своих самых смелых мечтах она — не могла представить себе, что Трэвис может быть таким замечательным любовником. Будучи сильно разочарованной в прошлом, Лорен получала удовольствие от мужчины, который точно знал, как доставить наслаждение женщине. Трэвис прижался к ее животу, убеждая ее в том, что скоро он полностью соединится с ней. На секунду Лорен посетила мысль, что она не сможет принять его целиком. Но в тот момент, когда его губы коснулись ее губ, беспокойство покинуло ее, уступив место наслаждению. Долгие, сладкие поцелуи уносили ее прочь. Когда Лорен мечтала о сексе с Трэвисом, она и представить себе не могла, что это может быть так прекрасно.

Его губы были такими требовательными, словно хотели проникнуть в глубину ее существа. Застонав от наслаждения, Лорен положила руку ему на шею, еще ближе прижав его к себе. Не прерывая поцелуя, она обвила его своими ногами, и запустила пальцы в его волосы. Она еще никогда не чувствовала такой тесной связи ни с одним человеком. Почувствовав себя невероятно храброй, Лорен опустила руку и дотронулась до его символа мужественности. Будучи хорошей девочкой, Лорен всегда делала то, что ей говорили. Он был твердым и горячим, а еще… уязвимым. Это дало ей невероятное ощущение всемогущества.

Как будто она держала этого мужчину в своей ладони. А еще оно наполнило ее невероятным чувством любви к нему. Это слово высветилось в ее сознании словно молния, ударившая в чащу темного леса. Это была яркая вспышка, которая способна уничтожить все на своем пути. Лорен сказала себе, что будет полной дурой, если влюбится в мужчину, который так дорожит своей холостяцкой жизнью. А потом она услышала свой собственный крик, и все рациональные мысли покинули ее. Трэвис проник в нее с такой настойчивостью, которая удивила даже его самого. Ничто в прежней жизни Лорен не могло подготовить ее к такому счастью — быть заполненной этим мужчиной, окружать его своей мягкой, теплой плотью. И позволить себе слегка сойти с ума. Двигаясь в унисон с его телом, Лорен отвечала на его немой призыв.

Впиваясь в его плечи ногтями, она выкрикивала его имя, словно оно было магическим заклинанием. Ощущения, охватившие ее, были запредельными. Ее тело содрогалось в спазмах раскаленного пламени, требуя, чтобы Трэвис поддался собственному желанию. Мускулы на его шее напряглись, он откинул назад голову и, закрыв глаза, с громким стоном выпустил свою страсть на свободу. Лорен наслаждалась этой близостью, удерживая его внутри себя. Задыхающийся и влажный от пота, Трэвис открыл глаза и посмотрел на нее удивленно. Лорен отбросила прядь влажных волос с его лба. С невероятной нежностью она провела по его брови кончиком указательного пальца, ласково коснулась его щеки, которой завтра обязательно потребуется бритва, и подняла голову, чтобы поцеловать мочку его уха.

На самом деле она раньше даже и не подозревала, что люди могут испытывать такой экстаз. Хотя слова не могли полностью выразить всю глубину ее чувств, она постаралась подобрать лучшие из них: Трэвис обнял ее, словно говоря, что он никуда не собирается ее отпускать. А Лорен никуда и не хотелось уходить. Прижавшись ухом к его груди, она слушала ровное биение его сердца. Как влюбленная женщина, она слышала в этих ударах отражение своих чувств. И хотя Лорен понимала, что лучше не говорить о своем новом, еще не окрепшем чувстве, она отказывалась думать, что отдает свое сердце мужчине, который не готов его принять.

Единственный раз в своей жизни она решила не думать о будущем и о всех возможных сложностях. Не сейчас, когда настоящее было таким совершенным. Пробиваясь сквозь кружевные занавеси, солнечные зайчики плясали на плечах Лорен и спящего рядом с ней мужчины. Протянув руку солнечному лучу, девушка с удивлением подумала, что солнце не заставило Трэвиса исчезнуть. Значит, это был не сон? Пока Трэвис спал, она решила исследовать его с ног до головы. Время стерло с его лица мальчишеское выражение лица, которое когда-то так нравилось Лорен, сделав черты его отточенными, словно вырезанными из камня. Он стал похож на модель с обложки глянцевого журнала. Легкая щетина добавляла резкости его мирному облику.

13.10.2019 96